«Бородинский памятник»

В истории серебряных монет достоинством в 11/2 и 1 рубль с Бородинским памятником на реверсе и портретом Александра I на аверсе много неясного и недостоверного, отчего в каталогах обыкновенно неверно показывается тираж последней. Он во много раз меньше называемой цифры.

Но обо всем по порядку. В ноябре 1835 года последовало высочайшее повеление о постановке шестнадцати чугунных памятников на местах всех важнейших сражений в отечественную войну. В Санкт-Петербурге к этому времени уже высились величественные памятники героям Отечественной войны 1812 года: Нарвские Триумфальные ворота (сначала деревянные, а затем кирпичные, покрытые медными листами), Триумфальная арка (возведенная одновременно с корпусами Главного штаба на Дворцовой площади с венчающей ее колесницей Победы), Александровская колонна. Мемориальное значение приобрел Казанский собор, ставший хранилищем ее священных реликвий и местом погребения праха Михаила Илларионовича Кутузова. В день 25-летия изгнания войск захватчиков за пределы России перед собором открыли памятники фельдмаршалам Кутузову и Барклаю-де-Толли.

Проекты новых памятников были определены в ходе конкурса, объявленного Академией художеств. Памятники были разбиты на три класса. Памятник первого класса предполагалось поставить на Бородинском поле. Памятники второго класса планировали установить в Тарутине, Малоярославце, Красном, Студенке, Клястицах, Смоленске, Полоцке, Чашниках, Кулаково и Ковно, памятники третьего класса — в Салтыковке, Витебске, Кобрине, Вязьме. Среди победителей конкурса оказался архитектор Антон Адамини[1].

image1.jpg

Архитектор Антонио Агостино Адамини

По его проектам было решено поставить памятники в Бородино, Смоленске, Ковно. Монумент, предназначенный к установке на Бородинском поле, представлял собой часовню с высокими шатром и куполом-луковицей. В октябре 1836 года макет его (в примерную величину из досок) соорудили в Петербурге на Марсовом поле для показа публике.

image1.jpg

Адамини А. Проект монумента Славы на батарее Раевского.

25-летний юбилей Бородинской битвы Николай I пожелал окружить особым блеском. В окрестностях села Бородино, где 26 августа 1812 года происходило грандиозное сражение, были собраны многочисленные войска. Молебны в память павших за родину воинов сменялись парадами и смотрами. Кульминацией событий стало открытие памятника-часовни, поставленного на небольшом холме, именуемом Красная батарея. Памятник был заложен на месте батареи Раевского цесаревичем, великим князем Александром Николаевичем, будущим императором Александром II. Это был первый монумент, установленный на Бородинском поле. Немногим было известно, что памятник этот временный, дощатый, покрашенный черной краской под цвет чугуна, из которого в скором времени намеревались отлить монумент.
Знаменательность события подчеркивалась и повелением Николая I отчеканить в честь годовщины сражения, а также по поводу 25-летия Парижского мирного договора[2] 1814 года памятные серебряные рубли.

В конце декабря 1837 года медальер В.С. Баранов[3] выполнил рисунки юбилейных монет достоинством в 11/2 рубля с видами Бородинского и Смоленского памятников. Николай I одобрил их и повелел для начала подготовить только штемпели монет в полтора и один рубль с Бородинским памятником, открытие которого (на сей раз уже в чугуне) намечалось на лето 1838 года. Император также распорядился поместить на лицевой стороне портрет Александра I, а для оборотной сочинить сопутствующие надписи.

На Монетном дворе легко справились с заданием. Уже в начале февраля 1838 года министру финансов Е.Ф. Канкрину[4] были представлены оловянные оттиски новых монет, с портретом Александра I и Бородинским памятником на реверсе. Изображение памятника окружала надпись: «В память Бородинской битвы 25 августа 1812 г.» внизу номиналы «1 ½ рубля» и «1 рубль», а сбоку дата – 1838 (время сооружения памятника).

Монеты решительно не понравились Канкрину. Начальнику Монетного двора Е.И. Эллерсу[5] он устроил форменный разнос за грубую ошибку в датировке Бородинского сражения: оно произошло не 25, а 26 августа. Потребовал министр финансов и перемены аверса, вместо портрета Александра I было велено поместить портрет Николая I.

Император, однако, не одобрил инициативу Канкрина. Резать штемпели было велено по ранее одобренному проекту с последними поправками. В мае медальеру А.И. Губе[6] представили слепок с реверса рублевой монеты с Бородинским памятником. С аверсом ему велели не торопиться, так как с сооружением чугунной часовни-монумента на Бородинском поле все равно запаздывали.

Все лето и начало осени 1838 года Губе трудился над портретом Александра I для рублевой и полуторарублёвой монет. Первый получился не совсем схожим, зато второй удался на славу: черты лица выразительные, взгляд просветленный.

С наполовину готовыми слепками (отсутствовали надписи на реверсе) Канкрин явился к императору. Осмотрев их, Николай I распорядился:
– Никаких пышных надписей не делать. По кругу с левой стороны памятника выбить: «Бородино 26 августа 1812 г.», с правой – «открыт 26 августа 1839 г.».
– А как аверс? – глянул на императора министр финансов, не оставляющий мысли поместить на лицевой стороне портрет здравствующего монарха.
– Аверс оставить без изменений, – не поддался на эту уловку Николай I.

В истории этой монеты очень важна дата 25 декабря 1838 года. В тот день в Зимний дворец были доставлены образцы монет, по десять штук каждого номинала. Качество чеканки удостоилось похвалы. Тогда же последовало распоряжение: изготовить шесть тысяч штук полутора рублевых монет и сто шестьдесят тысяч рублевых, с тем, чтобы пожаловать медальные рубли всем солдатам, что будут собраны на Бородинском поле в торжественный день 26 августа, в 27-ю годовщину великой битвы.

image1.jpg

1 ½ рубля 1839 г.

image1.jpg

1 рубль 1839 г.

В 1839 году, в день годовщины сражения 26 августа, на Бородинском поле при огромном стечении народа часовня-памятник была открыта. В присутствии императора Николая I, членов царской семьи, свиты, многочисленных представителей русской аристократии, гостей из-за рубежа и большой группы (более 200) участников Бородинского сражения монумент доблестным защитникам Отечества был открыт. В течение трех дней продолжались маневры 150-тысячного войска под командованием Николая I, воспроизводившие эпизоды «битвы гигантов». Чугунную восьмигранную столпообразную часовню высотой 27,7 метров венчали позолоченная глава и православный крест. Западную грань (обращенную к неприятелю) украшала икона Спаса Нерукотворного — покровителя русского воинства. У подножия высокого обелиска был захоронен прах генерала П. И. Багратиона, который был смертельно ранен в ходе великой битвы и скончался в селе Симы Владимирской губернии.

image1.jpg

Прокудин-Горский С.М. Монумент Славы на батарее Раевского.

В распоряжение императора о награждении участников битвы были внесены коррективы. Памятные рубли были розданы лишь гвардейским частям (20 тысяч штук), а остальным войскам в целях экономии награду выдали мелкой серебряной монетой. В итоге общий тираж монет обоих достоинств составил 26 тысяч экземпляров. Оттого встречаются они редко, особенно полутора рублёвые.

В Московском казначействе остались невостребованными 146 тысяч монет с Бородинским памятником, в основном рублевого достоинства. Их решили перечеканить в обычные рубли и – перечеканили. Обычно в каталогах указывают, что в 1839 году в обращение выпущено 36 тысяч общегосударственных рублей и посему они причисляются к редкостям. На самом же деле монетный двор выдал их много больше, так как дополнительно отчеканили еще 146 тысяч серийных рублей, основой для которых послужили серебряные кружки рублей с Бородинским памятником.

Это обстоятельство вполне объясняет, почему рубли 1839 года с Бородинским памятником столь редки. Ведь их истинный (не каталожный) тираж всего 14 тысяч экземпляров! Полутора рублевики еще более редки. Выбили их только 6 тысяч штук, как и показано во всех каталогах. И те, и другие монеты в нумизматическом обиходе принято для удобства называть «Бородинский памятник». Бородинская монета стала второй памятной монетой, посвященной героям Отечественной войны 1812 года. Она отличается от Александровского рубля, да и от многих других памятных монет, тем, что отчеканена в двух вариантах с одинаковой пробой и изображениями, но разных по достоинству – рубль и полтора.

К сказанному можно добавить, что в течение длительного времени лишь монеты напоминали об установленном памятнике. В 1932 году монумент, воздвигнутый на батарее Раевского, был уничтожен как «не имеющий ни исторической, ни художественной ценности». Чугун, из которого он был сделан, пошел на переплавку. Был изувечен склеп и разграблена могила Багратиона. Только в 60-е годы началось восстановление большинства монументов. Был воссоздан на прежнем месте и главный монумент, посвященный воинам-героям Бородинского сражения. Проект архитектора А. Адамини снова обрел жизнь в 1987 году. В 1985—1987 годах среди мусора были обнаружены фрагменты костей Багратиона. Найденные останки были зашиты в шелковый мешочек, который и положили в гроб. Кроме того, в могилу поместили еще капсулу-гильзу, в которой запечатали копию акта о проведенных раскопках и сделанных находках. 


[1] Антонио Агостино Адамини (Антон Устинович Адамини; 1792 — 1846) — русский архитектор итало-швейцарского происхождения. С 1818 года был на русской службе: подмастерьем каменных дел на восстановлении после пожара Большого театра и на строительстве Елагина дворца. С 1825 года был помощником Монферрана по постройке Исаакиевского собора и постановке Александровской колонны. Автор памятников, посвященных Отечественной войне 1812 года на Бородинском поле, в Малоярославце, в Смоленске и Полоцке.

[2] Парижский мирный договор 1814 года — мирный договор между участниками шестой антифранцузской коалиции (РоссиейВеликобританиейАвстрией и Пруссией), с одной стороны, и Людовиком XVIII — с другой. Подписан в Париже 18 (30) мая 1814 года. Позднее к договору присоединились ШвецияИспания и Португалия.

[3] Баранов, Василий Сергеевич (1815-1885) - медальер. Окончил курс в Академии художеств в 1835 г. с золотой медалью 2-й степени. В 1835 г. начал службу на петербургском монетном дворе (в 1843 г. – младший медальер, с 1848 г. – старший медальер). В 1867 г. уволен в отставку вследствие ослабевшего зрения.

[4] Канкрин, Егор (Georg Ludwig) Францевич (1774 - 1845) -  граф, русский государственный деятель и экономист немецкого происхождения. Генерал, состоящий при Особе Его Величествагенерал от инфантерииминистр финансов России в 1823—1844 годах. Деятельность его на этом поприще оставила заметный след в истории русских финансов и денежного обращения — прежде всего речь идет о реформе 1839–1843 гг., узаконившей в стране систему серебряного монометаллизма.

[5] Эллерс, Евстафий Иванович (Gustav Adolf von Ellers) (1772 – 1856) – горный инженер, профессор горного корпуса, член горного совета при горном департаменте министерства финансов (с 1808) и ученого комитета по горной и соляной части. В 1803 назначен вардейном (главным должностным лицом) С.-Петербургского Монетного двора. По новому штату, учрежденному в 1834, был наименован начальником С.-Петербургского Монетного двора и по Высочайшему повелению переименован в генерал-майоры корпуса горных инженеров. В1843 уволен от должности начальника С.-Петербургского Монетного двора с назначением его членом совета корпуса горных инженеров.

[6] Губе, Андрей Иванович (Gube Heinrich;18021848) — медальер Санкт-Петербургского монетного двора. Работал в Берлине в частной фирме Лооса. В 1830 г. приглашен на русскую службу и назначен главным медальером Петербургского монетного двора. Преподавал в медальерном классе горнотехнической службы при Технологическом институте. Исполнил более 20 медалей и нескольких памятных монет.


Желаете продолжить оформление заявки на экскурсию?

Экскурсия: Палаты Зиновьевых-Юсуповых